ПОЧИТАЕМ И О ПРОШЛОМ И О БУДУЩЕМ, ЗАДУМАЕМСЯ О НАСТОЯЩЕМ. Вести и до глухого дойдут. Кот из дома- мыши впляс. Слово в карман- сам на обман. Чисты погоны-чиста и совесть. Женщина не захочет- у мужчины не вскочет. Как только рак свиснет- рыба сразу запоет. Умные люди- это которые трудятся, а мудрые- на кого эти умные работают. Уши, выросшие раньше, не заткнут болтливый рот. У всякого свой вкус и манера- кто любит арбуз, а кто офицера. Энтропия Вселенной в 30 раз выше. Ведрами Ветра не измеришь. Когда вострят языки- это не значит, что обязательно точат сабли. Ученые ставят под сомнение теорию относительности Энштейна.Сначала узаконивают уличную проститутицию, а затем политическую.Золото пробуют огнем, женщину-золотом, а мужчину- женщиной. Ученые NASA обнаружили планету, «несущую смерть» Земле. Зло, посылаемое Вселенной, можно пережить, но порожденное самими людьми нет. Поход человечества в потребительское общество - дорога в тупик. Ученые нашли одну из причин существования Вселенной. Человек впервые заразился компьютерным вирусом... Чик волосики, чик головку- вот и морковка. Солнечная Система создалась не по законам небесной механики, а по уму. Посев риса любит болото, но провокация его на засуху дает больший урожай. Грим и лицедейство послаще тайского массажа. Береги честь с молоду, а зубы до старости. Жизнь человека коротка, а знания вечны. Путь проникновения в Мир элементарных частиц более тернист, чем генетические манипуляции. У дубины войны есть конец и есть начало, но многие считают ее бесконечной... Река регулярно подмывает свои берега, но нельзя сказать, что это подмочит ее репутацию. Вселенная не расширяется- это всего лишь в ней космическое пространство "распрямляется". Из мира животных: "Упрямое меньшинство обязательно навяжет свое мнение пассивному большиству". Инерция есть кратчайший путь тела в инородной среде. Всякая иерархическая власть держиться на страхе. Именно поэтому, она милует виновных, а наказывает невинных.
Воскресенье, 17.12.2017, 11:00
                                                      Интернет- Журнал Космос.
Вход Главная Регистрация Выход Мой профиль
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS

Меню сайта

Поиск по сайту

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!

Содержание, которое Вы хотите просмотреть, предназначено только для людей старше 18 лет.

Галерея Невест

Невесты Азии

Невесты Африки

Невесты Latino

Мобильные темы

Игры от Босса

Игры от Nekki

Календарь

«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив

Статистика

 Обо всем.
Главная » 2012 » Сентябрь » 7 » Скифы
16:13

Скифы

Скифы были известны окружающим народам с древних времен. Они упоминаются уже у греческого поэта Гесиода (8 в. до н.э.). В сказаниях о Геракле описано, как он получил свой лук из рук скифа Тевтара, который и обучил его стрельбе. Деятельность Геракла относится к первой половине XIII в. до н.э. Наконец, предания о скифах входят в самые архаичные греческие мифы, такие, как миф об изобретении земледелия, лука, технологии выплавки меди и др. В отличие от киммерийцев скифы умели выплавлять железо и делать из него орудия труда и оружие. Совершенство технологии позволяло им теснить киммерийцев.

Большинство населения Скифии железного века составляли все те же киммерийцы, только сменившие свое название, принявшие обычаи завоевавших их скифов. Геродот между прочим замечал, что, вообще-то, народ скифов весьма многочисленный, хотя настоящих скифов (то есть пришедших из "Азии", из-за Дона) было мало.

Скифы говорили на одном из индо-иранских языков, они доминировали над Понтийской степью на протяжении всего периода классической древности. Большая часть дошедшей до нас информации о скифах идет от греческого историка Геродота (440 гг. до н.э.) и из археологических раскопок скифских могильных курганов в Украине и в южной России. Влияние скифской культуры прослеживалось на обширной территории, включающей современную Украину, Россию и Среднюю Азию. Ученые считают скифов носителями протоиндоевропейского языка и предками народов, населяющих эти земли сейчас. Скифы жили в добровольной политической ассоциации, которая регулировала использование пастбищ и организовывала общую защиту против вторгающихся соседей. Геродот связывает три главных племени скифов как племена, произошедшие от трех братьев - Lipoxais, Arpoxais, и Colaxais. Этот королевский клан также называют в других классических источниках "Королевским Dahae". Богатые похороны скифских царей в курганах являются свидетельством существования в их обществе сильной элиты и имущественного расслоения.

Согласно Геродоту, древние иранцы назвали всю Скифию "Saca" (Геродот.VII 64). Их основное племя - царские скифы, - управляло обширными землями, занятыми этим суперэтносом в целом (Геродот. IV 20); и они называли себя Skolotoi. На исторической арене скифы появились в начале первого тысячелетия до нашей эры. Древние персидские и греческие источники упоминают скифов как народ, живший в степи между Днепром и Доном. Геродот утверждал, что киммерийцы (возможно, прямые предки кельтов) – это коренное племя, вытесненное скифами из северного Черноморского побережья. В своей работе Геродот определенно различал кочевых скифов на юге и земледельцев скифов на севере.

С 500 по 300 гг. до н.э. государство скифов процветало. Скифы, очевидно, получили свое богатство от контроля над работорговлей с севера в Грецию через Черное море и их колониальные порты – Ольвию, Херсонес, Киммерийский Босфор и Горгиппию. Они также выращивали зерно, разводили скот и отправляли в Грецию пшеницу и сыр.

Из так называемой археологами Толстой могилы были извлечены многие изделия скифов. Наибольший интерес представляют не изображения воинов, всадников, охотников, котрые были известны и ранее, а изображения скифов, врачующих раны, совершающих ритуальные обряды, убивающих львов. Здесь впервые можно видеть, как могучие мужчины отбросили грозные колчаны и зашивают меховую куртку. В руке одного скифа видна даже нитка. Здесь нашли также изображения скифянок: одна из них доит овцу, а другая выливает молоко в амфору.

По всей вероятности, европейские причерноморские скифы - это результат смешения местных племен, издавна живших в Северном Причерноморье, с пришлыми с Волги племенами, переселение которых происходило несколькими волнами в конце II - начале I тысячелетия до нашей эры.
Скифы пришли в степи Северного Причерноморья в начале I тысячелетия откуда-то из Азии. Ох уж эта Азия, ну никак не угомонится! Выбрасывает в Европу все новые и новые пассионарные этносы, которые уходят на запад и не возвращаются, утрачивая в Европе свою былую пассионарность и становясь европейцами.

И на этот раз на историческую сцену Европы вышел новый и беспокойный этнос - скифы (саки, они же сколоты). Они изгнали правящую династию кимров и стали новыми правителями прежнего народа - прежних племен, населявших эту территорию. Утвердившись в Северном Причерноморье, скифы ринулись на юг, в Переднюю Азию, в самые богатые страны того времени.

Сначала скифы устремились на Ассирию - крупнейшее государство Закавказья. Но Асархаддону - ассирийскому царю - удалось переманить скифов на свою сторону, выдав замуж за скифского царя свою дочь. При этом скифы получали богатые дары от Ассирии, но от возможности грабежа так и не отказались. Помимо Ассирии здесь было достаточно богатых стран и народов.

Женщины Скифии также участвовали в войнах. Это говорит не только о пережитках матриархата в обществе скифов, но и о высоком положении женщин.

Скифские набеги достигали Палестины и Египта. Библейский пророк говорит о скифах как о «народе сильном, древнем, которого языка он не знал и не понимал, что они говорят. И фараон Псамметих богатыми дарами стремился отвратить скифов от вторжения в свою страну - Египет».

Позже скифы владычествовали над Мидией. «Скифы... своими излишествами и буйством разорили и опустошили всю Азию, — писал Геродот. — Кроме того, что с каждого народа они взимали наложенную ими дань, скифы совершали набеги и грабили все, что тот или другой народ имел у себя. Киаксар и индийцы пригласили их однажды на пир, напоили и перебили». Оставшиеся после этого разгрома скифы ушли обратно, в причерноморские степи.

Также у скифов, как и у кельтов, был обычай отрубать голову врага и с гордостью преподносить ее своему царю... 

Скифские изделия из золота, меди, серебра находят в погребениях на Кубани, на Киевщине и в Донбассе. Геродот писал о существовании кладбища скифских царей - целом «городе мертвых», где скрываются несметные золотые, серебряные и медные сокровища скифов. Он писал, что скифский царский некрополь находился в той земле, до которой был судоходен Днепр.
 
Геродот, видимо, пользовался в основном не столько личными наблюдениями, сколько рассказами ольвиополитов. Ибо, чем ближе к Ольвии живет какое-то скифское племя, тем точнее его местожительство определяет Геродот, чем дальше он удаляется в своем повествовании от Ольвии, тем его сообщения менее точны и более противоречивы. Кто же, по Геродоту, населяет Скифию? 

Севернее Ольвии, по обоим берегам Буга, вплоть до Днепра живут калипиды и алазоны — районы их обитания настолько ясно определил Геродот, что здесь мало оснований для споров и сомнений. В низовьях Днепра живут скифы-земледельцы, однако сведения об их северной и восточной границах неопределенны. А дальше всякая ясность исчезает окончательно. До сих пор неизвестны границы земель, населенных скифами-пахарями, скифами-кочевниками и царскими скифами, которые всех прочих скифов считали своими рабами (скорее всего, поддаными, а не рабами).

Следовательно, настоящими генетическими скифами были именно царские скифы, а все остальные были разными этносами, подчиненными (завоеванными) царскими скифами - скифским суперэтносом. Позднее такими же полиэтническими империями были и империя гуннов, и Тюркский каганат, и древняя Русь, и Монгольская империя.

Почитать  ГУННЫ

Исследователи уже в течение полутора столетий пытаются определить территорию того или иного скифского племени, однако до сих пор ни одна из многочисленных попыток не получила всеобщего признания. Культура Северного Причерноморья и Украины в скифское время представлена различными, хотя и близкими друг другу вариантами. Какие из них принадлежали скифам, а какие нет — каждый ученый решает по-своему. В результате карт Скифии создано почти столько, сколько было исследователей, занимавшихся этой проблемой.

Войны скифов имели большое значение для развития военного искусства. Их приемы ведения войны и боя свыше тысячи лет привлекали внимание врагов и друзей этого народа Северного Причерноморья.

Основным оружием скифов были лук и длинное копье. Скифский лук состоял из двух серповидных частей, вероятно из двух рогов, соединенных прямой смычкой. Древнегреческий историк Геродот говорил, что скифы натягивали тетиву лука не к груди, а к плечу и искусно стреляли как с правого плеча, так и с левого. Наконечники стрел делали различной формы, часто их пропитывали змеиным ядом, «дабы смертельную рану сделать вдвое смертельнее», сообщал знаменитый римский поэт Овидий. Скифский воин — это конный лучник. Сила его, по словам Овидия, заключалась «в стреле, в полном колчане и в быстром, не знающем устали коне». Кроме лука и копья скифы имели короткий меч и арканы.

Защитное вооружение скифа составляли щит, чешуйчатый панцирь и шлем. Щит был небольшой и делался из кожи. Панцирь состоял из медных, а впоследствии из железных пластинок, которые нашивались на кожу так, что пластинки одного ряда закрывали до половины пластинки другого ряда. Такой панцирь плотно прилегал к телу и не стеснял движений воина.

Боевой порядок скифов состоял из отдельных ватаг (родовых отрядов), которые выстраивались в одну линию. Несколько отрядов высылалось вперед, для засад, и в резерв, для поддержки частей боевого порядка, теснимых противником. Глубина боевого порядка была неопределенной; большое внимание уделялось равнению по фронту и сомкнутости строя, часто имевшего форму клина. Бой скифы вели в конном строю и никогда не спешивались.

Прием сражения скифов состоял из сочетания действий метательным оружием и оружием рукопашного боя. Прежде всего, скифы стремились нанести потери противнику метанием стрел из луков; конные лучники, быстро действуя на поле боя, непрерывно набрасывались на противника, осыпая его градом стрел. В случае необходимости скифы вступали в рукопашную схватку. Располагая многочисленной конницей, они широко практиковали быстрые, внезапные удары по противнику и ложные отступления.

Нередко скифы старались победить своего противника не силой, а военной хитростью. Бой обычно начинали вечером действиями дальних засад, обходами противника и притворным отступлением с неожиданным переходом в контратаки. При успешном исходе боя скифы преследовали противника до полного его уничтожения или рассеивания. Потерпев поражение, они не отказывались от борьбы, а продолжали ее до тех пор, пока их окончательно не разбивали или они не добивались перелома в свою пользу.

Методы ведения скифами боевых действий также имели свои особенности. Скифы первые разделили войско на два взаимодействовавших отряда: один отряд находился перед фронтом наступавшего врага, другой — в постоянной готовности нанести удар во фланг или тыл врага, если фронтальный отряд начинал отступать. Во время своего отступления в глубь страны скифы систематически нападали на врага, уничтожали запасы продовольствия, угоняли скот и выжигали растительность, оставляя противника без продовольствия, а его лошадей без подножного корма.

Скифы широко применяли такие способы ведения войны, которые древние греко-римские авторы называли «малой войной». Они устраивали засады, заманивали врага, внезапно нападали на него днем и ночью и быстро исчезали. Мелкими неожиданными нападениями они постоянно держали в напряжении все вражеское войско, а сами были неуловимы.

Интерес представляет тактический прием скифов — преднамеренное их отступление с целью заманить противника в ловушку и уничтожить его. Так, персидское войско в 529 году до нашей эры форсировало реку Оке и разбило один из передовых скифских отрядов. Скифский вождь приказал своему войску быстро отступить с целью завлечь врага в глубь своей территории и там истребить его. Ободренные удачей, персы преследовали скифов и были завлечены в ущелье, заранее выбранное в качестве ловушки. В этом ущелье было истреблено все персидское войско и убит сам царь Кир.

Часто скифы преднамеренно изматывали силы врага и изменяли соотношение сил в свою пользу. Так, например, было 512 году  до нашей эры, когда персы во главе с царем Дарием снова напали на скифов. По некоторым данным - наверняка преувеличенным, - войско Дария насчитывало 700 тысяч человек. Но может быть ничего странного нет персидская держава была самой могущественной монархией того времени, простиравшейся от Египта до Индии. У таких подготовленных армий иногда бывают неудачи. Стоит вспомнит хотя бы, как "300 спартанцев", воевали с персидским царем Ксрексом. В 484 — 481 годах до н.э. 

Персидский царь Ксеркс, готовясь к войне с греками, сосредоточил на ее границе армию, насчитывавшую около 200 000 человек. 

Греки тоже отступали, оставляли города, а удобной оборонительной позицией стало ущелье Фермопилы. Проход в этом ущелье достигал не более нескольких метров в ширину и представляла собой идеальную позицию, где даже малый отряд тяжеловооруженных гоплитов мог долго удерживать целую армию.
 
К Фермопилам выступил спартанский царь Леонид во главе отряда из 7 000 гоплитов и 2 000 лучников. Практически все они были ополченцами греческих городов-полисов: фиванцы и феспейцы, кроме личной гвардии Леонида, состоящей из чистокровных спартанцев. Спартанцы славились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» — гласил их закон.

Персы ударили прямо по центру прохода, стремясь силой удара и численным превосходством решить исход сражения, но греки выстояли. Сложилась парадоксальная ситуация: самая подготовленная и многочисленная армия мира оказалась бессильна против горстки эллинов, которые удерживали ущелье в течение трех суток...

У скифских племен не было единства, этим и думали воспользоваться персидские военачальники. Но скифские вожди на своем совете приняли решение дать отпор персам. С этой целью был выработан план ведения войны: в бой не вступать и отступать на территорию тех скифских племен, которые отказались воевать с персами, чтобы те, которые, по словам Геродота, «добровольно не пожелали вести войну с персами, должны были воевать хоть поневоле». Скифские вожди решили «отступать со своими стадами, засыпать попадавшиеся на пути колодцы и источники и истреблять повсюду растительность». Мелкими нападениями предполагалось истреблять персидское войско.

По этому плану скифы и действовали. В первый период войны они непрерывно отступали на восток, в сторону реки Оара (Волги), опустошая страну и завлекая персов в глубь степей. В дальнейшем они думали отступать на запад, то есть в обратном направлении, и этим окончательно измотать противника.

Скифы отправили повозки с женщинами и детьми и весь свой скот на север. Свои силы они разделили на два отряда. Один отряд отступал вдоль озера Меотид (Азовского моря) к реке Танаис (Дону) с задачей перейти в наступление, если персы начнут отступать. Другой отряд скифов должен был находиться на расстоянии одного дня пути впереди персов и завлекать врага на территорию племен, не желавших воевать с персами.

Навстречу персидскому войску скифы выслали отряд из лучших всадников, который напал на персов на расстоянии трех дней пути от Истра (Дуная). Затем этот отряд стал отступать в направлении реки Танаис, и персы, непрерывно преследуя его, оказались в безлюдных степях, имея позади себя опустошенный тыл. Скифы в это время совершили большой маневр: быстрым движением на север, а затем на запад они обошли персидское войско и оказались у него в тылу — на территории Скифии. Тогда персы были вынуждены повернуть на запад, чтобы настигнуть и разбить скифов. Фактически перед ними находилось два отряда скифов, которые все время держались от персидского войска на удалении одного дня пути. Наконец, Дарий послал к скифскому царю Иданфирсу своего посла, который предложил или сражаться, или покориться. Царь скифов ответил, что раньше времени скифы в бой не вступят, раз это им невыгодно.

Возмущенный Дарий послал предводителю скифов письмо: «... зачем ты все убегаешь... если ты считаешь себя в силах противостоять моему могуществу, то остановись, прекрати свои блуждания и сразись со мной; если же признаешь себя слабее, то также остановись в своем бегстве и приди для переговоров к своему владыке с землею и водою». Царь скифов ответил, что если персы хотят сразиться со скифами, то они должны найти и разрушить гробницы их предков, так как скифы не имеют ни городов, ни посевов. Скифы будут продолжать вести свою войну так, как вели ее раньше, «а за то, что ты назвал себя моим владыкой, ты поплатишься». 

После этого было решено нападать на персов каждый раз, когда это будет возможно, не ввязываясь, однако, в большой бой. Для таких действий были вполне пригодны скифские всадники, отлично стрелявшие из лука с коня. Скифы часто практиковали ночные нападения, для чего широко использовали свою конницу. Геродот писал: «Что касается конницы, то скифская всегда обращала в бегство персидскую; персидские всадники бежали до тех пор, пока не настигали (своей) пехоты, которая и подкрепляла их».

В персидском войске стали раздаваться требования о возвращении в Персию. «Чтобы подольше удержать персов в Скифии и заставить их все это время терпеть нужду во всем, — писал Геродот, — скифы несколько раз подбрасывали часть своего скота вместе с пастухами, а сами медленно переходили на другой пункт, тогда персы делали набег, уводили скот с собой и ликовали по случаю каждой такой добычи». Но задержка в Скифии лишь ухудшала стратегическое положение персидского войска.

Наконец, скифы послали персидскому царю «подарок»: птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Персидский маг так разъяснил Дарию смысл этого «подарка»: «Я вижу, что скифы над нами издеваются... Смысл даров таков: если вы, персы, не улетите, как небесные птицы, или, подобно мышам, не скроетесь в землю, или, подобно лягушкам, не ускачете в озеро, то не вернетесь назад и падете под ударами этих стрел». Дарий вынужден был подчиниться ультиматуму скифов и двинул свое войско к Истру.

Скифы направили своих послов к грекам, охранявшим мост через Истр, с предложением уничтожить мост и этим помочь скифам разбить персидское войско, что освобождало греков от персидского ига. Но греки обманули скифов: они отвели часть моста, сделав вид, что он разрушен, а когда подошло персидское войско, снова его восстановили... И все же после изнурительного похода, понеся большие потери, персидское войско возвратилось в пределы своей страны без трофеев и без победы.

Характеризуя военное искусство скифов, Геродот писал: «В этом наиболее важном отношении они устраиваются так, что никакой враг, вторгшийся в их страну, не может уже спастись оттуда бегством, не может и настигнуть их, если только они сами не пожелают быть открытыми, потому что скифы не имеют ни городов, ни укреплений, но передвигают свои жилища с собой и все они — конные стрелки из луков; пропитание себе скифы добывают не земледелием, а скотоводством и жилища свои устраивают на повозке. Как же им не быть непобедимыми и неприступными?» По словам Геродота, скифы часто совершали свои походы зимой по льду...

А. Блок говорил: "Да, скифы мы!". Но не азиаты мы... Мы - самостоятельный суперэтнос, который за 5 тысяч лет своего существования изменял несколько раз свое название, побывал под властью многих завоевателей, но при этом не только не исчез, а напротив, развил свою культуру, создал свою цивилизацию "меж двух враждебных рас - монголов и европы".

Скифы утратили пассионарность, и на смену им пришли новые завоеватели - сарматы и аланы. Но они были потомками все тех же кимров-скифов. Просто в какой-то части "дряхлого" суперэноса, утратившего пассионарность, произошла мутация - пассионарный толчок по Л.Н. Гумилеву - и этот этнос взял власть в причерноморской степи в свои руки. Новые пассионарии назывались сарматами. Посмотрите внимательно на этого мужчину. Это же предок донского казака.

Согласно Геродоту, савроматы произошли от брака скифских юношей с амазонками, причем разговаривали они на скифском же языке, но слегка "испорченном". Это значит, что скифы и савроматы-сарматы были, в сущности, одним и тем же народом, различаясь лишь территориально-политическими объединениями.

Попытки персов и греков покорить скифов всякий раз терпели провал. Когда в 331 году до н. э. один из наместников Александра Македонского Зопирион с 30 тысячами воинов предпринял поход в Скифию, он был уничтожен вместе со всем своим войском. И все же IV век - век расцвета Скифии - стал прелюдией заката скифского могущества. Но период заката длился 500 лет.

С востока на скифов надвигались сарматы, понемногу они стали переходить на правый берег Дона. А во II веке до нашей эры сарматы перешли в решительное наступление. Территория, подвластная скифам, значительно сократилась и оказалась разрезанной надвое. Столица скифского царства была перенесена в Крым, на место нынешнего Симферополя. Греки называли ее Неаполь - «Новый город». Быт скифской знати к этому времени подвергся сильной эллинизации, скифы к тому времени утратили былую пассионарность, элита погрязла в роскоши и разврате, простолюдины ненавидели элиту.

Скифы все больше и больше смешивались с окружающими их народами, культура скифов постепенно теряла своеобразные черты. В III веке нашей эры жизнь в Неаполе скифском прекратилась, и скифы исчезли с арены истории, где почти тысячелетие были одними из главных героев.

Египетские памятники донесли до нас внешний вид "народов моря" - воинов Киммерин, боровшихся с фараоном Рамсесом. Они изображены "с бритыми бородами и головами, с длинными торчащими врозь усами и чубом, какой носили наши запорожцы в XVI-XVII вв.; черты лица суровые, с прямым лбом, длинным прямым носом... На головах высокие конические барашковые шапки; на туловищах рубахи с каймой по подолу и нечто вроде кольчуг или кожаных курток. На ногах штаны и большие сапоги с голенищами до колен и узкими носками... Сапоги настоящие, современные, какие носят и теперь простые казаки. На руках рукавицы... Вооружение: короткое копье, лук и секира".


Следует отметить также, что египетские источники называли "народы моря" гитами (гетами), а это имя издревле было одним из самых распространенных в скифской среде; так, во времена Геродота "геты" жили на Дунае, "фисса-геты" на Волге и "масса-геты" - в Средней Азии... Судя по изображениям, эти древние скифы-геты были удивительно похожи на средневековых казаков. Не оттого ли казачьи руководители носили титул "гетман"?.

О войнах скифов в Египте сообшает русская Никаноровская летопись, она упоминает о походах на Египет предков русских, братьев "Скифа и Зардана". "Зардана" из этого сообщения можно сопоставить с названием одного из "народов моря", напавших на Египет, а именно с "шарданами"; эти "шарданы" через некоторое время после похода на Египет вторглись на о. Сардинию и дали ему свое имя - Шардания, позднее трансформировавшее в Сардинию. Упоминание о "Скифе и Зардане" позволяет отнести сообщение Никаноровской летописи не к скифским походам VI-VII веков до н.э. но к нашествию "народов моря", известному по египетским источникам, около 1200 г. до н.э. Это одно из самых ранних событий русской истории, сохранившееся в национальной историографии, событие, которое можно надежно датировать.

Скифы, савроматы, массагеты, исседоны, аримаспы - это народы, которые упоминаются в античных письменных источниках. Жителей закаспийских степей и Средней Азии греки называли "массагетами", а персы "саками". Ясно, что оба названия значат совершенно одно и то же. Более того, "саками" персы именовали и причерноморских скифов, а греки называли "скифами" жителей Средней Азии. При этом древние авторы прекрасно понимали, что все эти названия относятся, по-существу, к одному и тому же народу, что саки, массагеты и аримаспы - это просто расселившиеся скифы или народы, попавшие в зависимость от скифов и перенявшие их язык и отчасти культуру.

Ни один из древних авторов не указывал на серьезные языковые различия между ними. Геродот, когда считал это необходимым, упоминал, что описываемый им народ северной Евразии говорит на "языке особом, отнюдь не скифском". Ничего подобного он не сообщил относительно массагетов и исседонов, а о савроматах сказал, что они говорят на слегка "испорченном" скифском языке. Надо полагать, что языки жителей Средней Азии и Южной Сибири раннего железного века не отличались вообще (или отличались незначительно, на диалектном уровне) от языка родственных им народов волго-донских и причерноморских степей.

Вот что писали о Великой Скифии IV в. до н.э.: Племя скифов находится недалеко от Фракии (северных Балкан), распространяется на восток и север, но не граничит с сарматами, как некоторые полагали, а составляет их часть. Они граничат с Бактрией (Средней Азией и Афганистаном), они населяют земли на севере, далее начинаются дремучие леса и обширные безлюдные края. Те, что живут вдоль Танаиса (Дона) и Бактра (Средняя Азия), принадлежат к одной культуре.

Названия скифских народов, упоминаемые в древних источниках, по-существу, представляют собой территориальные обозначения, или соответствуют разным государственно-политическим объединениям. Проще говоря, греческие "массагеты" и персидские "саки" означают скифов - жителей Закаспийских степей и Средней Азии; греческие "исседоны и аримаспы", так же как китайские "усуни и динлины" означают скифов-сибиряков, и т.д.

В начале первого тысячелетия новой эры на историческую арену выступили аланы (на юге) и вандалы (на севере). Те и другие ненавидели Рим и пытались его разрушить. Объединившись, они достигали этой цели. Предками вандалов, вероятно, были кельты, а аланов - скифы.

На основании исследований, проведенных в ходе раскопок большого курганного могильника "Мамай Гора" в селе Великая Знаменка Запорожской области (Украина), учёные смогли сделать некоторые интересные выводы. В могильнике, датированном концом V-IV веками до н.э., были выделены останки 341 человека. Могильник принадлежал рядовому населению, что позволило наряду с хорошей сохранностью археологического материала смоделировать демографическую ситуацию в скифском обществе того времени. Из числа погребённых дети составляли 27%, мужчины - 32,2%, женщины - 39,6%, юноши - 1,2%. Как и в других ранее исследованных могильниках, было отмечено преобладание останков женщин, что связано скорее всего с тем, что многие мужчины были захоронены на чужбине во время военных походов. Смертность среди младенцев составляла 16% от всех умерших в детском возрасте. Среди детей старше 12 лет смертность составила 14%, что говорит о том, что подростки гибли в ходе ристалищ и набегов врагов. Средний возраст смерти взрослых скифов (без учета детской смертности) – 35 лет. К этому возрасту в живых оставалось меньше половины, примерно 49% от родившихся в одно время. Средний возраст смерти мужчин - 39 лет, а женщин – 31. Соответственно женщины жили на 7-8 лет меньше мужчин. Объяснить меньшую продолжительность жизни женской части населения скифов можно скученностью людей в поселениях, антисанитарными условиями, частыми неудачными родами. Большая часть женщин умирала в молодом, активном детородном возрасте, до 30 лет их умирало 42%. В то же время мужчины вели менее оседлый образ жизни и не так часто сталкивались с инфекционными заболеваниями. Если кто доживал до 50 лет, то вероятность умереть у мужчин становится намного выше, чем у женщин. Женщины, дожившие до этого возраста, становились долгожительницами.
 
В сарматскую эпоху цивилизация южнорусских степей значительно усилилась. Это выразилось в территориальном росте политической системы: под властью сарматов оказалось все северное Причерноморье, Приазовье, Волго-Донские степи и лесостепи. Это стало возможным только при усилении государственно-общинного строя, после избавления от элиты, занятой личным накопительством золота и гаремов. Если скифы в поздний период своего владычества (IV-III вв. до н.э.) постоянно подвергались натиску со стороны эллинистического Средиземноморья, то сарматам удалось этот натиск отбить, и сдержать на своих западных рубежах сильного врага - Римскую империю.

Сарматское государство, распространившись до Дуная, активно вмешивалось в дела балкано-малоазийского региона. Так, Полибий сообщает, что в договор 179 г. до н.э. между Понтом, Пергамом, Вифинией и Каппадокией (эллинистическими государствами Малой Азии) был заключен при содействии сарматского царя Гатала.

Разумеется, политическое могущество Сарматии опиралось на соответствующее развитие экономики и культуры. В сарматский период северное Причерноморье и Приазовье покрылось сетью городов и крепостей, и южнорусские степи превратились в крупнейшего экспортера зерна, в средиземноморские "полисы". В зависимость от поставок приазовского хлеба (через Боспор) уже в IV веке до н.э. попали Афины. Античные авторы этого времени убедились на собственном опыте, что скифы и сарматы - это не только скотоводы, но и прекрасные земледельцы.

Металлургия в сарматском царстве достигла высокого уровня, что позволило сарматским всадникам перейти на новый, тяжелый тип вооружения, включавший пластинчатую кольчугу и шлем, тяжелые и длинные обоюдоострые мечи, длинные копья. Это вооружение превосходило военное снаряжение римских легионеров, представителей "цивилизованного" Средиземья. С помощью этого оружия сарматы установили контроль чуть ли не над всей Евразией!

Одновременно с рождением нового сильного царства среднеазиатские "родственники" сарматов также создали свои государственные объединения. В III веке до н.э. парфяне, одна из групп среднеазиатских саков (скифов), обитавших на территории современной Туркмении, разгромили эллинистическую империю Селевкидов и завоевала Иран. Тогда же на последний островок, оставшийся от завоеваний Александра Македонского - Греко-Бактрийское царство - обрушилась волна нашествия, видимо, из Южной Сибири. В Средней Азии было создано Кушанское царство, которое позднее завоевало Афганистан и северную Индию.

Как и все первобытные народы, скифы были чрезвычайно суеверны. Они верили в колдовство, волшебство и силу амулетов. Их колдуны предсказывали будущее при помощи пучка прутьев или разорванных лубяных волокон так же, как это делали некоторые группы кельтов, а в средние века германцев. Скифские маги говорили высокими, пронзительными голосами и носили женские одежды. Вероятно, они были евнухами, но скифы верили, что женские черты у них - это наказание за оскорбление Великой Богини, за разграбление ее святилища в Аскалоне. Если маг неправильно предсказывал будущее, то его и его родственников-мужчин сажали в повозку, нагруженную хворостом, и сжигали.

Среди разнообразных обычаев, унаследованных славянами от скифов, самым главным является почитание предков. В соответствии со скифскими традициями, славяне так же хоронили своих покойников в могилах и снабжали их всем жизненно необходимым на том свете. Как и скифы, они устраивали погребальную камеру для усопшего, помещали в могилу его жену, облаченную в свадебное платье, но приводили они ее туда живую, чтобы она встретила свою смерть там. Над этими захоронениями они насыпали холмы, делали жертвоприношения на их вершине, устраивали поминальные тризны и турниры.

Славянин, чей конь был убит в сражении, воздавал своему погибшему скакуну почести, намного превосходившие скифские. Тело коня помещали на высокий помост, над которым затем насыпали холм такой же высоты, как и над могилой погибшего воина.

Обычай славян класть меч рядом с новорожденным мальчиком и сажать ребенка на коня в день исполнения ему трех лет также шел от скифских традиций. Таким образом, население юга европейской части сегодняшней России и Украины несомненно происходят от скифов и сарматов. Разумеется, кроме скифов предками южных русских являются и другие этносы. Но основа южнорусского этноса все же несомненно скифская.
Скифы поклонялись стихиям. Их главным божеством была женщина - Великая Богиня, которую называли Табити. Она была богиней огня и всего живого. Позднее у славян она превратилась в богиню по имени Жива, а после принятия христианства превратилась в Богоматерь. На Руси Божью Матерь почитали не меньше, чем Христа.

Почитать      Тамплиеры

Табити фигурирует в искусстве скифов, главенствуя при произнесении клятв, причащении или помазании вождей. В южных регионах теперешней России ей поклонялись задолго до того, как здесь появились скифы - еще в киммерийские времена. Изображающие ее глиняные статуэтки были распространены еще в бронзовом веке на территории между Уральскими горами и Днепром, вдоль рек Буг и Донец.

Найденные в Крыму фигурки Великой Богини датируются не ранее чем IX веком до н. э. Эта богиня изображалась стоящей с ребенком на руках. У скифов она олицетворяла собой богиню плодородия и материнства. Скифы считали ее своей защитницей, ее культ был особенно широко распространен на Кавказе у мореходов, которых греки считали аргонавтами. Скифы с Таманского полуострова очень возмущались вторжением чужаков на свои берега и, взяв их в плен, приносили в жертву Великой Богине. В искусстве скифов она иногда изображалась в виде полуженщины-полузмеи, иногда стоящей, иногда сидящей между своими священными животными - вороном и собакой, а иногда беседующей с сопровождающим ее вождем.

Скифы были прекрасными наездниками, лучниками. Они носили островерхие шапки из овчины. Папахи у мужчин северного кавказа - не что иное, как видоизмененная шапка скифов. Похожие на скифские шапки - так называемые кубанки - совсем недавно носили наши казаки.

Скифы также поклонялись Папаю - богу воздуха; Апи - богине земли, Гайтосиру - богу солнца, и Аргимпасе - богине луны. Помимо этих богов, царские скифы почитали Тамумаса - бога воды, и приносили в жертву богам скот и каждого сотого пленника. Геродота удивляло отсутствие у скифов изображений богов, алтарей и храмов, пока еще не открыто ни культовых мест, ни предметов, которые можно было бы наверняка связать с проведением религиозных церемоний. Для отправления религиозных ритуалов скифы собирались в условном месте и уходили оттуда по их окончании, но при этом не считали, что проведенная церемония каким-то образом освятила то место, где ее проводили.

Вместо храмов и святынь скифы расточали все благоговение, на которое только были способны, могилам своих умерших, напоминая этим китайцев своей готовностью пожертвовать жизнью, охраняя захоронения предков. И все же их забота и бдительность не смогли уберечь могилы их предков от осквернения грабителями, которые почти всякий раз проникали в курганы после похорон и обыскивали их с такой тщательностью, что едва ли осталась хотя бы одна скифская могила, оказавшаяся нетронутой.

Славяне на территории России постепенно комбинировали культ солнца с культом Великой Богини, добавляя к ее символике солнечные знаки. Они почитали ее с не меньшим пылом, чем скифы. Эта вера пустила глубокие корни в лесистых регионах России, где крестьяне поклонялись Великой Богине в священных рощах и у истоков ручьев. Этот обычай продолжал существовать в некоторых глухих уголках страны вплоть до начала великой отечественной войны.

Участники ритуала находили одиноко стоящую на открытом месте березу и выбирали ее как олицетворение богини, облачали ее в женское платье и вешли на одну из ее ветвей священное полотнище с вышитым красным цветом изображением богини, ее служителей и атрибутов. 

Если такого дерева не находилось, то на открытое место ставили юную девушку, в волосы которой вплетали ветки березы, а священное полотнище вешали на любой удобный сук. Затем люди вставали кольцом вокруг девушки, изображающей богиню, и начинали танцевать в хороводе, притопывая ногами, как бы изображая звук копыт бегущих лошадей.

Церемониальное полотнище считалось семейной реликвией. Оно было сделано руками какой-нибудь прародительницы и вместе с семейными иконами входило в состав наиболее оберегаемой и ценной части имущества. Рисунки на полотнище напоминали ранние прототипы. Главным мотивом неизменно была богиня. Она часто появляется в одной и той же позе, в которой показана на скифских изделиях из металла, со стоящими обычно по бокам двумя величавыми всадниками, держащими подношения, в волосы которых иногда вплетены ветки березы. Фон картины был заполнен разнообразными солнечными знаками и символами, такими как петухи, лошади, утки, зайцы и жар-птицы.

В заключение следует сказать, что скифская цивилизация в истории Европы сыграла не меньшую роль, чем древний Египет, античные Персия, Греция и Рим вместе взятые. 

Но, все- таки, для нас, российской цивилизации, важно не то, что скифы сделали для Европы, а то, что они оставили нам. И недаром россияне считают скифов своими предками. Конечно, одним из самых главных "подарков"- это умение воевать. И эта победная тактика над превосходящими силами противника, с помощью маневра, могла сохранится в армии на генетическом уровне, и не раз выручала государственность России, в целом, в самые переломные времена нашей истории. 


http://jupiters.narod.ru/history6.htm
http://antwars.narod.ru/Information/KINDER/information/077.html
http://www.home-edu.ru/user/uatml/00000754/histbibil/sparta/sparta.htm
http://yarcenter.ru/content/view/54736/170/

Послесловие

Конечно, военная тактика скифов была применена в Куликовской Битве. Когда еще до сражения был намерено выставлен засадный полк, который ударил в нужный момент сражения и нужное время, чем и решил исход битвы. А затем, сломленный противник преследовался до полного рассеивания.

В августе 1708 года Карл XII двинулся со своей 40-тысячной армией на Россию. Русские отступали, применяя тактику «выжженной земли», примененная еще скифами за II лет назад в войне с Дарием. 28 сентября 1708 года передовому отряду русских войск удалось разгромить у деревни Лесная корпус генерала Левенгаупта. В это время Карл XII находился на Украине, где рассчитывал на помощь украинского гетмана Мазепы. Летом 1709 года армия Карла XII осаждала Полтаву, где 27 июня была разгромлена Петром I в генеральном сражении. 

Через три дня остатки шведской армии были настигнуты и капитулировали у Переволочны. Карл XII сумел с небольшим отрядом уйти во владения турецкого султана, где оставался (сначала в Бендерах, затем в Эдирне) до 1714 года. Надо заметить, что армия Петра I отступала на заранее выбранное место и уже подготовленные фортификационные позиции, и опять же после сражения преследовала противника...

Русскую тактику ведения войны с Наполеоном часто называют "скифским планом". Собственно, термин этот впервые упомянул сам император французов. По воспоминаниям французского бригадного генерала Филипп-Поля де Сегюра, 17 сентября 1812 года, глядя из Кремля на пылающую Москву, Наполеон сказал: "Какое страшное зрелище! Это они сами поджигают... Какая решимость! Какие люди! Это — скифы!" 

Идея того, что главным союзником России в возможной войне с Наполеоном является ее необъятное пространство, возникла у Александра I еще в 1810 году. В разговоре с австрийским поверенным в делах в Петербурге графом Сен-Жульеном в августе 1811-го он говорил: "В существующих обстоятельствах годится только оборонительная стратегия. Если французы атакуют, необходимо отходить вглубь страны, превращая оставленное пространство в пустыню. Жаль, конечно, мирное население, но альтернативы нет". О том же русский император писал прусскому королю: "Тщательно избегать больших сражений и организовывать длиннейшие операционные линии". 

Сразу после назначения военным министром, в начале марта 1810 года, Барклай-де-Толли подал Александру I "Записку о защите западных рубежей России". Идея полководца: принять бой с главными силами врага восточнее Днепра и Двины — значит обречь их на поражение. Речные рубежи за оставшееся до начала войны время следует укрепить сильными крепостями. Но к 1812 году защищаться по линии Днепр — Двина было невозможно: крепостей так и не построили. 

Наконец, наиболее точно описал предстоящий порядок действий русский военный разведчик подполковник Петр Чуйкевич: 

"Гибель русских армий в генеральном сражении против французов могла бы иметь пагубные для всего отечества последствия. Потеря нескольких областей не должна нас устрашать, ибо целостность государства состоит в целостности его армии... Уклонение от генеральных сражений, партизанская война летучими отрядами, особенно в тылу операционной неприятельской линии, недопущение до фуражировки и решительность в продолжение войны: суть меры для Наполеона новые, для французов утомительные и союзниками их нетерпимые". 

Скифский план  в конце концов сработал. И войска Наполеона начали отступать в разоренной  Смоленск под неусыпным оком войск Кутузова. И в завершание, вся компания закончилась в Париже...

Волею судеб, тот скифский план, который помог победить Наполеона, оказался эффективным и в войне с фашисткой Германией. 

3 июля 1941 года Сталин, обращаясь к народу, предлагает последовать примеру предков и перейти к тактике выжженной земли: 

"При вынужденном отходе частей Красной Армии нужно угонять весь подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять ни одного килограмма хлеба, ни литра горючего. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно, безусловно, уничтожаться. В занятых врагом районах нужно создавать партизанские отряды, конные и пешие, создавать диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога лесов, складов, обозов. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия". 

17 ноября 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования, обязывающий "при вынужденном отходе наших уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать". 

В тыл эвакуировали 1523 завода, 10 млн мирных жителей. Но огромными были и потери — 4 млн 200 тысяч солдат и командиров. 

С началом великого отступления Сталин все чаще подчеркивает сходство двух войн. Впервые слово "Отечественная" было произнесено В. Молотовым в радиообращении к советскому народу в первый день войны. 20 мая 1942 года появляются ордена Отечественной войны. 

Посол в Великобритании Иван Майский вспоминает слова, произнесенные Сталиным в декабре 1941 года: 

"Можно ли считать, что основная линия стратегии в нашей войне и в войне 1812 года примерно одинакова, по крайней мере, если брать события нашей войны за первые полгода? Не совсем. Отступление Кутузова было пассивным отступлением, до Бородина он нигде серьезного сопротивления Наполеону не оказывал. Наше отступление — это активная оборона, мы стараемся задержать врага на каждом возможном рубеже. Общим между обоими отступлениями было то, что они являлись не заранее запланированными, а вынужденными отступлениями". 

И, как следствие, итог один - крах 3- го Рейха...

Скифская культура, несмотря на то что была сметена приливом в наши степи новых масс тюркского племени, не осталась без значения и влияния и для жизни русского народа. Ее семена от обитателей наших степей заносились далеко на север, в лесные области, к тем племенам, которые поглотила впоследствии русская народность. Таким путем эллино-скифо-сарматский мир принимал известное участие в культурной доисторической подготовке  народностей нашей страны.


Просмотров: 852 | Добавил: Валерий | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017