ПОЧИТАЕМ И О ПРОШЛОМ И О БУДУЩЕМ, ЗАДУМАЕМСЯ О НАСТОЯЩЕМ. Вести и до глухого дойдут. Кот из дома- мыши впляс. Слово в карман- сам на обман. Чисты погоны-чиста и совесть. Женщина не захочет- у мужчины не вскочет. Как только рак свиснет- рыба сразу запоет. Умные люди- это которые трудятся, а мудрые- на кого эти умные работают. Уши, выросшие раньше, не заткнут болтливый рот. У всякого свой вкус и манера- кто любит арбуз, а кто офицера. Энтропия Вселенной в 30 раз выше. Ведрами Ветра не измеришь. Когда вострят языки- это не значит, что обязательно точат сабли. Ученые ставят под сомнение теорию относительности Энштейна.Сначала узаконивают уличную проститутицию, а затем политическую.Золото пробуют огнем, женщину-золотом, а мужчину- женщиной. Ученые NASA обнаружили планету, «несущую смерть» Земле. Зло, посылаемое Вселенной, можно пережить, но порожденное самими людьми нет. Поход человечества в потребительское общество - дорога в тупик. Ученые нашли одну из причин существования Вселенной. Человек впервые заразился компьютерным вирусом... Чик волосики, чик головку- вот и морковка. Солнечная Система создалась не по законам небесной механики, а по уму. Посев риса любит болото, но провокация его на засуху дает больший урожай. Грим и лицедейство послаще тайского массажа. Береги честь с молоду, а зубы до старости. Жизнь человека коротка, а знания вечны. Путь проникновения в Мир элементарных частиц более тернист, чем генетические манипуляции. У дубины войны есть конец и есть начало, но многие считают ее бесконечной... Река регулярно подмывает свои берега, но нельзя сказать, что это подмочит ее репутацию. Вселенная не расширяется- это всего лишь в ней космическое пространство "распрямляется". Из мира животных: "Упрямое меньшинство обязательно навяжет свое мнение пассивному большиству". Инерция есть кратчайший путь тела в инородной среде. Всякая иерархическая власть держиться на страхе. Именно поэтому, она милует виновных, а наказывает невинных.
Воскресенье, 17.12.2017, 10:57
                                                      Интернет- Журнал Космос.
Вход Главная Регистрация Выход Мой профиль
Вы вошли как Гость · Группа "Гости"Приветствую Вас, Гость · RSS

Меню сайта

Поиск по сайту

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!

Содержание, которое Вы хотите просмотреть, предназначено только для людей старше 18 лет.

Галерея Невест

Невесты Азии

Невесты Африки

Невесты Latino

Мобильные темы

Игры от Босса

Игры от Nekki

Календарь

«  Ноябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Статистика

 
Главная » 2012 » Ноябрь » 29 » Ковры
09:19

Ковры

Подтверждено историческими свидетельствами, что ковроткачество зародилось на заре нынешней истории. Однако ученые отмечают интересный факт: «техника ручного ковроделия, созданная, по-видимому, около трех тысячелетий тому назад, сразу оказалась настолько высокой, что в лучших образцах практически не изменилась до наших дней» (Н. Полосьмак). Функционально ковер является внутренним покрытием жилища человека. В кочевнической культуре он может служить и занавесом, разделяющим пространство юрты на сегменты или ее дверью. Т. е. изначально стоял на страже жилья человека и исполнял роль входа- выхода между таинством семьи и внешним миром...

Почитать          Двуликий Янус

Сегодня ковер является символом богатства. Но этот символизм ковра является непрямым отражением его символизма в прошлом. В символизме ковра позднего средневековья можно выделить две взаимосвязанные составляющие. Ковер – сакральный символ и ковер – символ власти. Как сакральный символ ковер должен присутствовать в мусульманской мечети. Присутствовал он и в христианских храмах. 

«Целая группа турецких ковров XVII—XVIII веков, в том числе молитвенных, происходит из протестантских церквей Трансильвании. Ими украшались алтари, кафедры, парапеты католических соборов.» [Гамзатова, 1998]. «... в живописи Возрождения можно отметить достаточно узкий и небезразличный для нас круг сюжетов, в которых используются ковры. Это порог под престолом Мадонны с младенцем, ковры у алтаря и в сюжете "Благовещение". Ковер появляется там, где мы сталкиваемся с сакральным, божественным, чудесным».

Имеются многочисленные свидетельства того, что ковер являлся в позднем средневековье и символом политической власти. 

В средние века, во время коронования или больших праздников ковры считались важным атрибутом. Обладание ими было признаком принадлежности к знатной фамилии, а потому стоили они дорого и были доступны только королевской семье или знати, приближенной ко двору. Так при короле-солнце [Людовике XIV], пожертвовавшем на покрытие своих полов заметную часть королевской казны, никто, кроме него, не смел ступать на ковер, который считался таким же знаком королевской власти, как держава и скипетр. Примерами могут служить и парадные портреты английских и французских королей. Важное место занимал ковер и при дворе других правителей мира.

Трудно объяснить изначально высокое качество древнейших произведений, например,  ковра и ковроткачество, возникших будто бы ниоткуда. Ведь какими познаниями нужно было обладать, чтобы сначала придумать обьемную композицию, спланировать и рассчитать ее на плоскость, а затем через кропотливый труд воплотить все это в изделии. Есть основания предполагать, что такой предмет, как ковер, первоначально нес в себе определенную мистерию, которая, постепенно, с веками  утратилась.

 Из-за огромного труда, затрачиваемого на изготовление ковров, особенно ворсовых, эти художественные изделия в древности считались драгоценными. Нитки с помощью натуральных красителей приобретали разнообразные оттенки, при сдержанных колоритах ковры не теряли своей характерной особенности. Они привносили в атмосферу храма, дворца или жилища необыкновенное настроение тайны, сказочной красоты, и, что немаловажно, тепла. Этот характер создавался прекрасными цветовыми гаммами, сочетаниями орнаментальных композиций, природным чувством вкуса, и, конечно, различными по происхождению нитями. А главное — ковровые композиции несли глубокий символический смысл. Все мотивы в традиционной народной культуре несут в себе знаковую передачу смысла человеческого бытия. Ковровая тайнопись не исчезла бесследно. Мировая культура бережет наиболее глубокие архаичные знаки, по которым можно  восстановить надписи на ковровых манускриптах.

В наше время идет переосмысление самого ремесла  ковроткачества. Искусство ковроделия сродни священному действу, которым в прошлом владели посвященные в тайны законов Бытия и по этим законам строили орнаментальные композиции, подбирали сочетания цветов, создавали технические приемы. Умение ткать ковры постепенно проникало в самые разные слои общества, превращаясь из священнодействия в традиционное искусство. Многие кочевые и земледельческие народы восприняли и изумительно совершенствовали ковроткачество, создавая неповторимые сочетания формы и цвета. 

Немного из истории ковра

Первые в истории тканые картины, изготовленные в технике ковров, датируют XVI--XI веками до н. э. Их нашли в гробнице Тутмоса IV, эпохи Нового Царства. А найденная в Бен-Хассане фреска (X век до н. э.) скрывала самое древнее в истории изображение процесса изготовления ковров. 

В культуре кочевых народов ковры получили особое признание и стали широко распространяться по ареалам обитания племен, живущих в легких домах, юртах. Рождение ковра в среде кочевых народов было обусловлено самим их бытом. В резко континентальном климате знойные дни с температурой до +40°С сменяются холодными ночами (до 0°С). 

Когда в Персию пришел ислам, запрещавший изображение живых творений Аллаха, с ковров исчезли птицы, верблюды, лошади. Орнаменты ковров заговорили языком символов и абстракций, превратились в тканое выражение Корана. Персидский ковер для посвященного - книга о строении мироздания.

С 1038 по 1194 гг Персия находилась под властью турок, которые имели собственную культуру ковроткачества - в это время происходил обмен навыками и приемами ковроделия. Потом до середины 15 века страна была захвачена монгольскими племенами. Ковры времен монгольского владычества лишены истинно персидской пышности, они отличаются простым, преимущественно геометрическим орнаментом.

В XV во времена династии Сефевидов веке новой столицей Персии стал город Исфахан. В столице и многих других городах были созданы государственные мастерские, где умелые художники и мастера создавали восхитительные шедевры коврового искусства. Религиозный запрет на изображение животных и птиц был снят, производство ковров превратилось в один из основных источников дохода казны. В Европе персидские ковры стали очень популярны, за ними снаряжались целые торговые экспедиции. В лучших коврах этого периода сложный звездный медальон доминирует над богатой системой стеблей и цветов на ярком поле индиго.

Самый древний, из сохранившихся ковров, был создан в V в. до н. э. Археологи обнаружили его в знаменитом Пазырыкском кургане на Алтае, и теперь он хранится в Эрмитаже. Соткан этот ковер был, вероятно, в Ассирии, что указывает на весьма широкое распространение ковроткачества уже в то далекое время. Пазырыкский ковер украшен лаконичным орнаментом с ярко выраженными антропоморфными и зооморфными элементами (всадники на лошадях). Ясно, что этот вид покрытия служил не только украшением, но и хранителем ценной информации. Стоит отметить, хорошую сохранность изделия - при правильном хранении ковры могут жить не одну сотню и даже тысячу лет.

Поэтому, естественно, в ковроткачестве были свои периоды расцвета и упадка. Зачастую ковер можно было читать как книгу. Ислам, запрещавший изображение живых творений Аллаха, диктовал свои суровые, аскетичные правила и с ковров исчезли птицы, верблюды, лошади. 

Ислам стал доминирующей религией на Востоке. И орнаменты ковров заговорили языком символов и абстракций, превратились в тканое выражение Корана. Таким образом, персидский ковер для посвященного - книга о строении мироздания. Цвет ковра также мог рассказать о многом. 

Самые ранние сельджукские ковры найдены в столице сельджуков, городе Конье. Они просты и грубы, с четким геометрическим орнаментом. На коврах изображены птица или зверь - отличительные племенные знаки, которые были у многих тюркских племен. Позже в орнаменте ковров появляются изображения живых существ и фантастических животных: дракона или птицы феникс. У каждого ковра свой символический цвет. Красный, например, означает богатство, зеленый – цвет рая, желтый защищает от неудач, голубой – цвет величия и благородства. 

Ковры – были непременным атрибутом выплачиваемой дани, ввиду их редкости и дороговизны. Удобство ковров для утепления любого жилища трудно переоценить даже в наше время. Высокая цена ковров была обусловлена исключительно кропотливой ручной работой, использованием редких красок, которые зачастую приходилось привозить издалека. В домашних условиях тщательно окрасить шерсть было очень трудно. В каждом квартале жил собственный красильщик. В сельских районах бродячие мастера-красильщики криком предупреждали о своем приходе.
  
Эта профессия сохранилась и по сей день! Для окраски ковров в некоторых мастерских используют натуральные красители. Они дороги, но прочны, на века. Растительные краски насыщенного синего цвета добывают из индиго. Лучший шафран для получения желтого цвета привозят из Ирана. Красную краску до сих пор получают из корней марены. Карминовый красный же получали армянские мастера, перерабатывая червей тутового шелкопряда.

 Пазырыкский ковер 

Монумент Пазырык находится в горах Алтая на плато Укок и включает 5 курганов, относимых к классическому скифскому периоду. Знаменитый Пазырыкский ковер обнаружен в 1949 году при археологических раскопках самого большого кургана Пазырык-5 экспедицией профессора Руденко и Грязнова. Хранится он в Эрмитаже. Плато Укок находится в зоне вечной мерзлоты, это и обеспечило хорошую сохранность ковра и других артефактов погребальных курганов. 


Художественное оформление ковра отличается богатством и разнообразием мотивов. Центральное поле занимает орнамент из 24 крестообразных фигур ( 4 на 6 ), каждая из которых представляет собой 4 схематизированных бутона лотоса. Эту композицию обрамляет бордюр с изображением орлиных грифонов, затем идёт бордюр с 24 фигурами пасущихся пятнистых ланей с характерными широколопастными рогами. На самой широкой полосе представлено по 7 фигур верховых и спешившихся всадников, всего 49 фигур. 

Сочетание ярко-жёлтого, голубого, красного цветов создавало эффектную красочную гамму. Число нитей основы около 120 на 1дм квадратный. Нити утков соединяются с нитями основы в полотняном переплетении. На каждой паре шерстяных нитей основы разноцветными нитями вручную без всякого инструмента завязаны узелки. Пазырыкский ковёр сделан симметричным двойным узлом (хордиес), так называемым турецким (на одном квадратном дециметре навязано 3600 узелков, во всём ковре свыше 1250 тысяч). Таким образом, ковёр обладает достаточно высокой плотностью. Ворс образован концами узлом, обращённых кверху, на лицевую сторону и равномерно срезанных ножом. 

Размеры ковра 1,89х2,00 метра. Затраты времени на изготовление такого ковра современным мастером оценены в полтора года. В некоторых публикациях отмечается, что «пятнистые лани» - это желто-пятнистые олени, обитающие сегодня только на севере Ирана. Шерсть ковра покрашена красителями, изготовленными из корней, сока растений и выжимок насекомых. Сходные красители применялись в древнем Египте и Месопотамии. 

Традиционно время изготовления Пазырыкского ковра относят к 5-4 векам до н.э. 

По результатам сопоставления технологии изготовления Пазырыкского ковра и тех технологий, которые применялись в главном регионе ковроткачества в позднем средневековье и применяются сегодня, сделано однозначное заключение: 

«самое потрясающее в ковроткачестве - то, что за тысячелетия, прошедшие с момента изобретения первого ковра, технология ковроткачества не претерпела никаких принципиальных изменений». 

Также не изменились и принципы построения художественной композиции ковра. Практически, со временем изменились лишь только узоры. Это легко определить при сравнении ковра, находящегося у Вас дома, с Пазырыкским ковром.

В соответствии с наиболее распространенным мнением Пазырыкский ковер был изготовлен в Персии. Но по этому поводу имеются и другие аргументированные мнения. Его считают своим туркмены, турки  и армяне. Возможно, ковер был изготовлен и в Ассирии.

На основе вышеприведенных заключений можно сделать вывод о том, что во время изготовления Пазырыкского ковра уже существовали сложившиеся технология ковроткачества и традиция художественного оформления ковров, сохранившие свои основные черты до сегодняшнего дня. Сама же традиция ковроткачества, вероятно, возникла за 500 лет до даты изготовления Пазырыкского ковра.


Первоначально художественное оформление ковра выглядит несколько обыденным. Поле, цветочки, сказочные птицы, олени и всадники- в общем, окружающий мир людей того времени. Но, учитывая то, что на изготовление изделия требовались годы и весь процесс еще не был поставлен на поток, философия ковра значительно глубже и укладывается в некую мандалу. 

Почитать     Мандала

Вспомним, что ковер создавался около двух с половиной тысяч лет назад в центре Евразии, по которому вместе с новыми и уходящими народами активно перемещались философские и религиозные мировоззрения. В этой связи осмысление мандалы пазырыкского ковра — как образа восхождения человека в Высший мир — заслуживает внимательного рассмотрения. Всю центральную часть ковра занимает поле с «посеянными» на нем квадратами с крестообразными формами внутри. К этому полю ведут ступени, каждая из которых имеет свой символ. 

Символ (по-гречески: «соединение») всегда связывает невидимую реальность с очевидным миром через видимую форму. Соединение миров  помогал осуществить в древности изобразительный строй — орнамент. Само слово «орнамент» — от латинского «orno» — «украшать, придавать красоту». На санскрите слово «украшать» имеет двойной смысл: сделать с искусством, сделать с трудом.

В ковре движение всех фигур подчинено единому замыслу, где орнамент  олицетворяет лестницу познания самого себя, что волновало человечество испокон веков. На первой ступени ковровой мистерии нас встречает грифон. Устрашающий собирательный образ, грифон символизирует огромную силу внутри человека, которая подобна хищной фантастической птице, если не обуздать ее, но, подчиненная сознанию, эта сила перерастает в опору и фундамент внутреннего строения человека.

Чередование квадратов с грифонами на первой ступени создает ощущение ритмичного спиралевидного кружения. Геродот, который называл скифские племена, населяющие Алтай, «стерегущими золото грифами», отмечал, что  эти стражи богатств свирепы и способны дойти до крайнего бешенства. Грифон был излюбленным персонажем скифского мира. В скифо-сибирском искусстве он, как правило, терзает жертву. «Мотив борьбы крылатого хищника со зверем, несомненно, имел религиозное значение» (Ю.Н.Рерих). Это своеобразный оберег от всяческих страхов, своего рода замысел для устрашения противника с помощью демонстрации необузданной силы. Подобно устрашающему дракону в искусстве Востока. На пазырыкском ковре грифон служит напоминанием о могучей стихийной силе, скрытой внутри.

Поднимаясь дальше вверх по лестнице ковра, путник встречает торжественную процессию воинов. Они движутся подобно древним предводителям и военачальникам против солнечной стрелки. Подобное движение позволялось лишь вождям-победителям и высшим жрецам, что символизировало их особое предназначение и заслуженное право идти против общего течения. Такие всадники зовутся Покровителями и Вождями. В мифологии и ритуалах разных народов видное место занимали конь и всадник. На коне передвигались в земной жизни, и конь служил возможностью попасть в мир надземный. В сопровождении коня древние кочевники покидали бренное тело, что хорошо видно на примере многочисленных курганных захоронений разных культур.

Почитать       Алтайская Принцесса

«Бубен — конь, как ездовое животное использовался шаманами, позволяя им во время камлания перемещаться из мира живых в мир мертвых и обратно» (В.Войтов). 

Часто в сказках и легендах конь для героя — советник и товарищ. Образ небесного защитника верхом на коне имеет широкое распространение в мировой культуре. Прислушайтесь к фрагменту из шаманских песнопений сибирских тюрков, записанных доктором языкознания Н.Ф.Катановым: 

«Ездишь ты на сером молодом скакуне, что если побежит, то уж не касается земли! 
Ты – защитник и заботник наш, покровитель табунов и стад!..
В синих, в белых лентах ты красив, появляешься пред нами ты!
Трижды я Березу обошел, трижды ствол священный обкурил
можжевельником, что вырастал на Алтайском золотом хребте!..
Спину, шею твоего коня жертвенным омыл я молоком…
Ты, кто отдыхает от трудов под Березой белой, что шумит золотой священною листвой!»

Всадник на коне, таким образом, становится, по сути, наставником и покровителем, олицетворяющим связующее звено с Высшим миром.

На следующей ступени ковра мы видим ритмичное чередование цветочных розеток, лепестки которых заострены словно спицы колеса. Понятие знания или учения символизировалось кругом солнца или колеса. Известно изображение буддийского Учения  (Дхарма) в виде колеса с восемью спицами на лотосовом троне, окруженном языками Пламени Мудрости. Заметим, что в нашем случае само изображение колеса не очерчено в четкий круг. Но в отличие от похожих на них элементов в центральном мотиве ковра цветок-колесо не заключен и в квадрат, что дает возможность благодаря ритмическому чередованию создавать иллюзию вращения. Довольно частый прием в орнаментальных композициях, где для выражения идеи кружения не требуется сам круг.

В пазырыкской мандале символ познания появляется на стыке двух важнейших этапов. С одной стороны всадник — покровитель и учитель, без которого знание будет недоступно. И с другой — в ковре появляется новый сюжет — могучие олени. Они движутся в отличие от всадников по солнечной стрелке. Головы животных смиренно наклонены к земле. Директор Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровский отмечает: 

«Олени Пазырыкского ковра — это вечная загадка, спор о том, что где, когда и зачем эти фигуры были вытканы. Между ними множество изображений и образов, целый мир красоты и целый мир учености, романтичной и увлекательной».

 Оленьи мотивы выражают чистоту и устойчивость во многих европейских и азиатских орнаментальных композициях. Чередование оленей в пазырыкском ковре напоминает о необходимости великодушия и сострадания ко всему живому. Таким образом, перед нами предстают благородные качества, необходимые для духовного совершенствования. Олени олицетворяют физическую силу, соединенную с нравственной красотой. В буддийской иконографии олени охраняют колесо Учения (Дхармы).


В мандале пазырыкского ковра грифон — единственный знаковый образ, повторенный дважды. На этот раз квадраты с ними окаймляют весь центральный прямоугольник, являясь порогом к сердцу всей композиции. Внимание повторно обращается на необузданную силу, которую необходимо подчинить сознанию. Вспоминаются легенды, где герой, дойдя уже до порога сокровищницы, встречает самого опасного врага – «дракона порога», одолев которого он приобретает «золотое руно» духовного освобождения. Человек проходит через горнило испытаний, и последнее преодоление во всех мировых религиях единодушно относят к очень трудному этапу перед раскрытием своего сердца навстречу Миру.

Воображение зрителя, скользящего по ковровой композиции улавливает вначале каждый образ по отдельности. И только потом всё выстраивается в единую символическую картину, в этом и кроется тайнопись изделия.

На центральном поле пазырыкского ковра подобно ритуальной площадке перед храмом, на которой горят светильники подношений, расположено 24 квадрата с крестообразными стилизованными бутонами лотоса, которые вместе с лепестками, образуют восемь лучей. 

«Вписанный в квадрат внутренний восьмилепестковый круг (янтра) символизирует женское начало» (Мифологический словарь). Женское начало, материнство неразрывно с образом самоотверженного сердца, поэтому особо подчеркивалось место соединения четырех равноконечных лучей или лепестков — средоточие. Сердце называлось перекрестком и изображалось в виде равноконечного креста. Два креста становились восьмилучевой звездой. Символ Сердца Божественной Матери, два равноконечных креста в мировом изобразительном искусстве часто обыгрывались в виде лепестков или бутонов. Восьмиконечные звёзды и цветы можно увидеть в византийской и русской иконописи на изображениях покрывала Богородицы. Древнейший символ материнства, средоточия и   равновесия заставляет нас еще раз внимательно взглянуть на саму идею поклонения перед Женским началом, как проявлением Высшего мира.

Почитание Великой Матери Сущего остается выдающейся страницей в индоиранской и скифо-сибирской культуре. Есть серьезные основания предполагать, что этот культ перешел в тюркский, а затем и алтайский божественный пантеон.

Великая тюркская Богиня Верхнего Мира Ак-Энэ — Светлая Матерь Сущего. Алтайская, тюркская, а также мифология монгольских народов с древности до наших дней раскрывает многоплановый образ Богини-Матери, как Правительницы Земного и Небесного миров. Хранительница  священной, уходящей в Верхний мир горы Сумеру, соединяющей Небо и Землю, связанной в мифологии с созвездием Орион... Ак-Энэ, Белая Матерь обитает в первичном небесном океане, она учит Творца Ульгеня создавать миры. «Ак» — светлый, святой, белый.  «Энэ» — «мать». Святая мать Ак-Энэ дарует жизнь всем людям, животным, деревьям, цветам, от Нее рождается все Сущее, Её взгляд проникает во все три мира. Она благословляет горы и воды. Ее обитель — это трехглавая вершина Сумеру, возвышающаяся над всеми мирами. Ак-Энэ окружают цветы и птицы и украшают сакральные ракушки каури.

Раковины каури использовались как декоративный элемент одежды еще со скифских времен. Название раковин каури у тюрко-язычных народов означает «змеиная голова». Это дает основание полагать, что традиция использовать каури в качестве оберегов имеет свои корни в центрально-азиатском матриархальном культе змеи. Широко используемые в ковроткачестве прорастающие цветочные композиции со змееподобными элементами олицетворяют плодородные силы Земли. «И хотя пока нет достоверных  сведений о культе змеи у ранних кочевников Алтая, следует все же вспомнить образ «змееногой богини – родоначальницы скифов» (В.Кубарев).

Второе имя Светлой Матери Ак-Энэ это Умай-Энэ. Будучи Праматерью всех матерей, сестер, жен, дочерей, она умиротворяет войны, дарит животным хорошее потомство, растениям процветание, а людям радость и любовь друг к другу. Умай — могущественная богиня монголо-тюркского мира — известна под многими именами. В разных народах называют ее Умай-иче, Ымай идже, Май-иче, Май-ана, Пай-ана, Пай идже — «богатая, добрая мать» и Улуг ак ине — «Великая белая мать». Длительная история почитания этой богини сочетает в себе небо и преисподнюю, девственность и старость, рождение и смерть. Связывают ее и с древнеиндийской богиней матерью Ума, и с иранской небесной мифологической птицей Хумай, которая, бросая свою тень на человека, делает его счастливым. 

Удивительный аккорд композиции Пазырыкского ковра возвращает нас к осмыслению расстановки всех элементов вокруг центральной композиции из 24 цветочных розеток, заключенных в квадраты. В мотиве  крестообразного бутона отчетливо слышны отголоски древних эпох, где почиталась Владычица Мира, которая дает рождение всем живым существам во всех мирах. Цветочный бутон, как символ зарождения жизни, создающий своими концами-лепестками крестообразную диагональ, считается уже в эпоху неолита вполне сформированным знаком Священного Материнства.  Великая Матерь несет в себе равновесие и объединение миров, и знак Её — равноконечный цветущий крест.

Присутствие символа Высшего Материнского Начала в средоточии  сложной ковровой композиции пазырыкского шедевра — неоспоримо. В ковре, как и в мандале, всегда есть центральная часть, где находится так называемый  престол Владыки Мандалы -  Мандалешвары. Это всегда объединяющий центр всей композиции. Мандала понимается как чистое измерение, которое управляется Мандалешварой. Пазырыкский ковер раскрывает свое глубинное измерение, и тем самым доносит до нас послание.

Наставление, записанное на языке символов, звучит отчетливо  и величественно. Когда мы смотрим на бусы, то видим лишь бусины, но не нить, их соединяющую. Нить скрепляет бусины, оставаясь невидимой при этом. Символы подобны бусинам. Их скрепляет связующая нить осознания смысла. В тайнописи  Пазырыкского ковра заложена удивительно жизнеспособная идея, которая сумела преодолеть время и расстояние. Цель жизненного странствия Человека — «проявить внутреннюю божественность», которая заложена изначально подобно искре света,  в каждом из нас.  

В одной из старинных книг Индии Катха Упанишада есть такие слова: 

«Каждая душа потенциально божественна. Цель состоит в том, чтобы проявить внутреннюю божественность путем управления природой, внешней и внутренней.... То, что есть здесь, есть и там, есть и здесь. Тот, кто видит здесь другое, встречает смерть за смертью. Только глубинным сознанием это можно понять». 

Для каждого этапа на пути к своей потенциальной божественности в мандале ковра есть свое символическое обозначение. Нижний мир: необузданная сила — грифон. Средний мир: потенциал благородных качеств — олень.  Знание и законы  – колесо.  Высший мир: духовное водительство — воин на коне. Объединение  и равновесие трех миров — Великая Матерь Сущего.

Почитать       Колесо Времени

Вспомним, что ковер  был найден, именно, в погребении. И во время земной жизни, и в момент смерти, во время перехода в другой мир, ковер имел значение особого смыслового наставления, написанного  на языке орнаментальных знаков. Именно, глубинным сознанием можно понять многогранное значение такого  предмета, как пазырыкский ковер — от его хозяйственного применения в быту до символического философского значения — как визуального носителя древнего знания, выраженного в символах. Неудивительно, что основы древних учений записывались на языке символов и затем были воплощены в орнаментальных композициях на предметах быта, без  использования письменности.

Другие примечательные ковры

У первых земледельцев уже существовали рогожи, циновки из тростника, примитивные паласы. Первые «ковры» делали из трав, прутьев, древесной коры. Первоначально шерсть вручную скатывали в нить. Эти «ковры» датируются IV-III тыс. д.н.э. Например, в Гюльдепе в 8 км от Нахичевани на северо-восток были найдены неолитические ручные веретена, деревянный диск тагалаки, костяные прялки. Фрагменты тканей со следами красителей.

История сохранила для нас рассказ об одном из первых шедевров персидских мастеров - "Весеннем ковре" царя Хосрова I, сплетенном в VI веке в честь победы персов над римлянами и завоевания Аравийского полуострова. 

"Весенний ковер" был, без сомнения, самый дорогим ковром в истории. Это в то время имело и политическое значение - такой ковер был символом власти и мощи, а его красота символизировала божественное происхождение царя. Размеры ковра были поистине гигантскими: 122 метра в длину, 30 метров в ширину, а весил он несколько тонн. Но самое потрясающее - узор этого ковра. Земля была вышита нитями из золота, вода - прозрачными драгоценными камнями. Цветы и плоды на деревьях были также из самоцветов. Предания повествуют, что когда расстилали этот ковер, весенний воздух проносился по залу. Но в середине седьмого века Персию захватили арабы, и "Весенний ковер" не пережил нашествия: завоеватели разрезали его и увезли из захваченной столицы по частям.

Самый знаменитый ковер в Европе, так называемый гобелен из Байе, был выткан в конце XI века и изображает сцену, как Вильгельм Завоеватель вторгся в Англию и покорил ее, после чего история Британии навеки изменилась. Ткали его, вероятно, мастерицы королевы, жены Вильгельма, и поэтому норманны там изображены благородными и смелыми, а проигравшие англосаксы — жалкими и лицемерными. Этот гобелен, охраняемый ЮНЕСКО, — важный исторический символ. Например, когда Наполеон собирался вторгнуться в Англию, он даже вывез его из Байе в Париж, чтобы показывать всем, что один раз это уже получилось. Как известно, Бонапарту  не удалось побывать на Британских островах в роли завоевателя. На ковре- гобелене средневековые фигурки кажутся забавными и упрощеными — действительно, сейчас в орнаменте сохранились более традиционные растительные переплетения восточных ковров.

Самый эротичный ковер в мире, к сожалению, до наших дней не сохранился, хотя упоминает о нем даже Плутарх. Именно, в него слуга завернул юную царицу Клеопатру, чтобы пронести ее во дворец Юлия Цезаря мимо римской стражи. Перед троном захватчика Египта ковер был развернут, и оттуда во всем блеске своей красоты появилась полуобнаженная красавица, которая быстро нашла подход к стареющему полководцу. Страна оказалась спасена, и ход истории пошел по-другому.

Самый большой ковер в мире площадью в 5627 кв. м, разумеется, персидский — ведь именно Иран много столетий не уступает звание главной страны ковров. В течение года его ткало более 1200 ткачих. Огромное прямоугольное полотнище из 2,2 млн узелков, цвета весенней травки и с тремя кругами в центре напоминает футбольное поле, но тем не менее предназначено для мечети шейха Зайда в Абу-Даби, крупнейшего храма Объединенных Арабских Эмиратов. Цену подобного изделия представить страшно: ведь стоимость ковра зависит от его размера, приложенного ручного труда и количества узелков — а тут мы имеем полный комплект удорожающих факторов!

Самый дорогой ковер из ныне сохранившихся ушел за 9,6 млн долл. на аукционе Christie’s  — в апреле 2010 года. Происходит он тоже из Ирана (как и положено отличному ковру) и был выткан в середине XVII века. При площади 3,3 х 1,5 м такая цена кажется колоссальной — ведь это почти 50 000 долл. за 1 кв. см! Ходить по такому ковру, разумеется, никто не будет — уже давно подлинные восточные ковры стали объектом коллекционирования, подобно редким маркам или монетам, и в аукционных залах за них разворачиваются настоящие сражения. Прошлое таких ковров исследуют дотошно, будто покупают картину Рембрандта, и чем оно длиннее — тем лучше, и очень боятся подделок.

Самый многоцветный ковер был создан в иранском Тебризе, городе, уже более тысячи лет являющемся центром ковроткачества. Однако рекорд этот совсем новый и принадлежит уже нашему XXI веку. Ткачи не ставили целью создать самый большой или самый яркий ковер, однако на полотне размерами 1 х 1,5 м сумели использовать 800 оттенков. И для этого им понадобился миллион узелков. Цена данного изделия не оглашается, но она должна быть соответствующей. Именно от количества узелков на 1 кв. см зависят плотность и время изготовления ковра, а следовательно — его качество и цена. Чем больше узелков, тем они мельче и тем четче и тоньше получается созданный ими рисунок на поверхности. Например, поскольку шелк тоньше шерсти, узоры на шелковых коврах выходят гораздо изящнее. Если вам повезло владеть ковром с тонкими переходами цветов, созданным множеством узелков, помните, что плохой уход или слишком яркий солнечный свет могут заставить ковер побледнеть, а цвета — слиться.

 Еще один большой ковер - площадью 6000 квадратных метров - был соткан для казино курорта Мар-дель-Плата в Аргентине. 

Ковер-самолет – не сказка

Сказочные летающие ковры с давних времен повсеместно фигурируют в литературе. На данный момент профессору Лакшминараяну Махадевану из Гарвардского университета (Кембридж, Массачусетс) и его коллегам удалось доказать возможность полета ковра размером лишь с банкноту, но они уверены, что и ковер, способный нести человека, может существовать не только в детских сказках.

Выкладки Махадевана опубликованы в журнале Physical Review Letters и пришлись бы впору Алладину, но проистекают из расчетов аэродинамики движения гибкого куска колеблющегося материала в воздушной среде. В итоге оказывается, что такой объект, в принципе, может летать. 

Предыдущие работы профессора Махадевана посвящены описанию того, как именно куски материи и жестяные банки мнутся и собираются в складки. Теперь он и его коллеги из Нью-Йорка и Вальбонна (Франция) переключили свое внимание на более возвышенные материи, которые могли бы украсить страницы "Тысячи и одной ночи". 

Ключевое условие, необходимое для того, чтобы ковер полетел – это создание подъемной силы при помощи колебаний, которые будут оказывать давление на воздух вблизи горизонтальной поверхности – пола, например. Волнообразные движения создают повышенное давление между ковром и полом, "которое приблизительно соответствует весу ткани". 

Почитать     Антигравитация

Волшебство начинается дальше: оказывается, колебания способны не только держать ковер в воздухе, но и двигать его вперед – как это обычно делают в детских представлениях. Это происходит потому, что колебания заставляют ковер немного крениться, и он двигается к загнутому краю. 

Как профессор Махадеван объяснил The Telegraph, это заставляет ковер двигаться подобно некоторым обитателям моря: "Морские скаты совершают более сложные движения, когда скользят над морским дном, но идея та же". 

По расчетам Махадевана, для того чтобы оставаться в воздухе, кусок ткани длиной около 4 дюймов и толщиной 0,1 мм должен совершать 10 колебаний в секунду с амплитудой около 0,25 мм. 

Махадеван говорит, что законы физики позволяют заставить "летать" и более тяжелый ковер. Впрочем, по его словам, для того чтобы начать движение, этому объекту потребуется значительная вибрация. "Если хотите прокатиться без тряски, нужно сделать много маленьких ковриков, – сказал профессор Махадеван в интервью журналу Nature. – Но в таком случае скорость будет невелика". 

Что касается ковра, способного нести человека, то "согласно расчетам и закону масштабирования, он останется в сфере волшебного, таинственного и теоретического", ведь двигатель, необходимый для создания вибраций, должен быть невероятно мощным, а ковер придется соткать из ультралегких материалов. Но Махадеван надеется, что его усилия будут способствовать продвижению этой работы, и "кто-нибудь сможет реализовать эту мечту, претворить теорию в реальность". 

В своем исследовании Махадеван идет по стопам команды ученых из Университета Св. Андрея, которые сообщили о "поразительных эффектах левитации", с которыми они столкнулись в процессе моделирования силы, заставляющей предметы слипаться. 

Профессор Ульф Леонардт и доктор Томас Филбин из Университета Св. Андрея (Шотландия) нашли способ обратить это явление, получившее название "эффекта Казимира", в результате чего предметы не притягиваются, а отталкиваются. 

Их открытие может в конечном итоге привести к разработке работающих без трения микромеханизмов, движущиеся детали которых будут подвешены в воздухе. По словам ученых, этот принцип можно использовать и для поднятия в воздух более крупных объектов – вплоть до человека, что снова приближает нас к ковру-самолету. 

На протяжении долгого времени этот способ передвижения обживал ненаучную литературу. Магический ковер Тангу затем появился в сказках "Тысячи и одной ночи". Потом был (говорят, сделанный из зеленого шелка) ковер Соломона, на котором путешествовали соломоновы трон и свита. В русских сказках Иван-царевич получает ковер-самолет от Бабы-Яги. В роли необычного транспорта выступают ковры и у Марка Твена в "Путешествии капитана Стормфилда в рай". 


http://sale-carpet.ru/index.php/Enciklopediya-kovrov/persian-history.html
http://www.374.ru/index.php?x=2008-01-25-22
http://new.chronologia.org/volume6/tur_capit.html
http://www.gorno-altaisk.ru/eshe/ezoterika/175-ezoterika/1551-taynopis-pazyrykskogo-kovra.html
http://www.woman.ru/samsung/samsung-carpet/article/56655/

Просмотров: 2109 | Добавил: Валерий | Рейтинг: 0.0/0
Интернет-зароботок
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017